Георгиевская ленточка

воскресенье, 19 марта 2017 г.

В выходные – для души и сердца

Всемирный день поэзии. СТИХИ
Дорогие друзья!
21 марта – замечательный праздник, который мы очень любим, это – Всемирный день поэзии. Как мы его отмечаем в библиотеке – можно посмотреть ЗДЕСЬМы очень любим поэзию, проводим разнообразные мероприятия и акции, посвященные поэтическому слову. У нас даже есть Страница в блоге «СТИХИ для ДУШИ»
Поэтому сегодня, дорогие друзья, в нашей постоянной воскресной рубрике предлагаем вам прогуляться по стихотворным строчкам, впитать всю красоту поэтического слова, переполниться всеми чувствами, которыми насыщены стихи! БОльшая часть стихотворений принадлежит Эдуарду Асадову, чьим творчеством мы зачитывались в юности и от руки переписывали его стихи и поэмы в свои заветные тетрадки и альбомы. 
Поэзия очищает душу и возвышает её, она как несгораемая свеча, освещает трудный путь и суетный мир современного человека. Стихи обязательно надо читать, они нужны нам, как и молитвы, они наполняют нашу жизнь смыслом и духовностью. Мне кажется, что сердце любого русского человека предрасположено к поэзии, может быть, это заложено в нас с самых древних времен и передается из поколения в поколение.
Давайте любить и читать стихи!
Эдуард АСАДОВ
С вечера поссорились супруги,
Говорили много резких слов,
Сгоряча не поняли друг друга,
Напрочь позабыли про любовь
Утром мужу на работу рано,
А на сердце -- горечи печать
За ночь глупость осознал он,
Подошёл жену поцеловать
Не спала, но всё же притворилась,
Отвернула в сторону лицо
В глубине обида затаилась,
Как удав, свернувшийся кольцом
Дверь закрыл -- ни слова на прощанье,
Со двора на окна посмотрел...
Если б они знали, если б знали,
Что ушёл из дома насовсем
А жена привычными делами,
Как всегда, своими занялась:
Детское бельишко постирала,
Борщ сварила, дома прибрала
Чистый пол, помытая посуда
И с работы скоро муж придёт
-- Я с ним разговаривать не буду,
Пусть прощенья просит, пусть поймёт
Гордость в сердце вздыбилась высоко:
-- Первая к нему не подойду!
По ролям разыгрывалась ссора
В воспаленном дьяволом мозгу
Шесть пробило, семь и пол-восьмого...
Неподвижна дверь, молчит порог
И в тревоге что-то сердце ноет,
Где же задержаться так он мог?
Вдруг какой-то крик и суматоха,
Чей-то голос, плачущий навзрыд,
И соседский мальчуган Алёха
Крикнул, запыхавшись: "В шахте взрыв!"
Взрыв! Совсем коротенькое слово...
Сердце будто в клочья порвало!
Нет, она к такому не готова!
Может жив он, может повезло
И в слезах по улице бежала,
Вспоминая с болью прошлый день,
Как в обиде злилась и кричала,
Застилала разум злобы тень
Заведенной куклой повторяла:
-- Мой родной, о только бы не ты,
Я б к твоим ногам сейчас упала,
Прошептав короткое "Прости"
Им бы знать вчера, что будет завтра,
По-другому всё могло бы быть
Смерть, как вор, приходит так внезапно,
Не оставив шансов долюбить
Прогремит неугомонно грозно
Приговор. Его не изменить,
Исправлять ошибки слишком поздно,
С этой болью ей придётся жить
Люди, будьте к ближним своим мягче,
Относитесь с нежностью, с добром
И не обижайте, а иначе
Можно горько каяться потом...
Сердечная история 
Сто раз решал он о любви своей 
Сказать ей твердо. Все как на духу! 
Но всякий раз, едва встречался с ней, 
Краснел и нес сплошную чепуху! 

Хотел сказать решительное слово, 
Но, как на грех, мучительно мычал. 
Невесть зачем цитировал Толстого 
Или вдруг просто каменно молчал. 

Вконец растратив мужество свое, 
Шагал домой, подавлен и потерян. 
И только с фотографией ее 
Он был красноречив и откровенен. 

Перед простым любительским портретом 
Он смелым был, он был самим собой. 
Он поверял ей думы и секреты, 
Те, что не смел открыть перед живой. 

В спортивной белой блузке возле сетки, 
Прядь придержав рукой от ветерка, 
Она стояла с теннисной ракеткой 
И, улыбаясь, щурилась слегка. 

А он смотрел, не в силах оторваться, 
Шепча ей кучу самых нежных слов. 
Потом вздыхал: - Тебе бы все смеяться, 
А я тут пропадай через любовь! 

Она была повсюду, как на грех: 
Глаза... И смех - надменный и пьянящий... 
Он и во сне все слышал этот смех. 
И клял себя за трусость даже спящий. 

Но час настал. Высокий, гордый час! 
Когда решил он, что скорей умрет, 
Чем будет тряпкой. И на этот раз 
Без ясного ответа не уйдет! 

Средь городского шумного движенья 
Он шел вперед походкою бойца. 
Чтоб победить иль проиграть сраженье, 
Но ни за что не дрогнуть до конца! 

Однако то ли в чем-то просчитался, 
То ли споткнулся где-то на ходу, 
Но вновь краснел, и снова заикался, 
И снова нес сплошную ерунду. 

- Ну вот и все! - Он вышел на бульвар, 
Достал портрет любимой машинально, 
Сел на скамейку и сказал печально: 
- Вот и погиб "решительный удар"! 

Тебе небось смешно. Что я робею. 
Скажи, моя красивая звезда: 
Меня ты любишь? Будешь ли моею? 
Да или нет? - И вдруг услышал: - Да! 

Что это, бред? Иль сердце виновато? 
Иль просто клен прошелестел листвой? 
Он обернулся: в пламени заката 
Она стояла за его спиной. 

Он мог поклясться, что такой прекрасной 
Еще ее не видел никогда. 
- Да, мой мучитель! Да, молчун несчастный! 
Да, жалкий трус! Да, мой любимый! Да!
Чудачка 
Одни называют ее чудачкой 
И пальцем на лоб - за спиной, тайком. 
Другие - принцессою и гордячкой, 
А третьи просто синим чулком. 

Птицы и те попарно летают, 
Душа стремится к душе живой. 
Ребята подруг из кино провожают, 
А эта одна убегает домой. 

Зимы и весны цепочкой пестрой 
Мчатся, бегут за звеном звено... 
Подруги, порой невзрачные просто, 
Смотришь - замуж вышли давно. 

Вокруг твердят ей: - Пора решаться. 
Мужчины не будут ведь ждать, учти! 
Недолго и в девах вот так остаться! 
Дело-то катится к тридцати... 

Неужто не нравился даже никто? - 
Посмотрит мечтательными глазами: 
- Нравиться нравились. Ну и что? - 
И удивленно пожмет плечами. 

Какой же любви она ждет, какой? 
Ей хочется крикнуть: "Любви-звездопада! 
Красивой-красивой! Большой-большой! 
А если я в жизни не встречу такой, 
Тогда мне совсем никакой не надо!"
Я могу тебя очень ждать
Я могу тебя очень ждать, 
Долго-долго и верно-верно, 
И ночами могу не спать 
Год, и два, и всю жизнь, наверно! 

Пусть листочки календаря 
Облетят, как листва у сада, 
Только знать бы, что все не зря, 
Что тебе это вправду надо! 

Я могу за тобой идти 
По чащобам и перелазам, 
По пескам, без дорог почти, 
По горам, по любому пути, 
Где и черт не бывал ни разу! 

Все пройду, никого не коря, 
Одолею любые тревоги, 
Только знать бы, что все не зря, 
Что потом не предашь в дороге. 

Я могу для тебя отдать 
Все, что есть у меня и будет. 
Я могу за тебя принять 
Горечь злейших на свете судеб. 

Буду счастьем считать, даря 
Целый мир тебе ежечасно. 
Только знать бы, что все не зря, 
Что люблю тебя не напрасно!
ЕСЛИ ЛЮБОВЬ УХОДИТ!
Если любовь уходит, какое найти решенье? 
Можно прибегнуть к доводам, спорить и убеждать, 
Можно пойти на просьбы и даже на униженья, 
Можно грозить расплатой, пробуя запугать. 

Можно вспомнить былое, каждую светлую малость, 
И, с болью твердя, как горько в разлуке пройдут года, 
Поколебать на время, может быть, вызвать жалость 
И удержать на время. На время — не навсегда. 

А можно, страха и боли даже не выдав взглядом, 
Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. — 
И если ответит отказом, не дрогнув, принять, как надо, 
Окна и двери — настежь! — Я не держу. Прощай! 

Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо. 
И все-таки, чтоб себя же не презирать потом, 
Если любовь уходит — хоть вой, но останься гордым. 
Живи и будь человеком, а не ползи ужом!
Маленький принц
Ты веришь, ты ищешь любви большой, 
Сверкающей, как родник, 
Любви настоящей, любви такой, 
Как в строчках любимых книг. 

Когда повисает вокруг тишина 
И в комнате полутемно, 
Ты часто любишь сидеть одна, 
Молчать и смотреть в окно. 

Молчать и видеть, как в синей дали 
За звездами, за морями 
Плывут навстречу тебе корабли 
Под алыми парусами... 

То рыцарь Айвенго, врагов рубя, 
Мчится под топот конский, 
А то приглашает на вальс тебя 
Печальный Андрей Болконский. 

Вот шпагой клянется д'Артаньян, 
Влюбленный в тебя навеки, 
А вот преподносит тебе тюльпан 
Пылкий Ромео Монтекки. 

Проносится множество глаз и лиц, 
Улыбки, одежды, краски... 
Вот видишь: красивый и добрый принц 
Выходит к тебе из сказки. 

Сейчас он с улыбкой наденет тебе 
Волшебный браслет на запястье. 
И с этой минуты в его судьбе 
Ты станешь судьбой и счастьем! 

Когда повисает вокруг тишина 
И в комнате полутемно, 
Ты часто любишь сидеть одна, 
Молчать и смотреть в окно... 

Слышны далекие голоса, 
Плывут корабли во мгле... 
А все-таки алые паруса 
Бывают и на земле! 

И может быть, возле судьбы твоей 
Где-нибудь рядом, здесь, 
Есть гордый, хотя неприметный Грей 
И принц настоящий есть! 

И хоть он не с книжных сойдет страниц, 
Взгляни! Обернись вокруг: 
Пусть скромный, но очень хороший друг, 
Самый простой, но надежный друг, 
Может, и есть тот принц?!
Все равно я приду
Если град зашумит с дождем, 
Если грохнет шрапнелью гром, 
Все равно я приду на свиданье, 
Будь хоть сто непогод кругом! 

Если зло затрещит мороз 
И завоет метель, как пес, 
Все равно я приду на свиданье, 
Хоть меня застуди до слез! 

Если станет сердиться мать 
И отец не будет пускать, 
Все равно я приду на свиданье, 
Что бы ни было - можешь ждать! 

Если сплетня хлестнет, ну что ж, 
Не швырнет меня подлость в дрожь, 
Все равно я приду на свиданье, 
Не поверя в навет и ложь! 

Если я попаду в беду, 
Если буду почти в бреду, 
Все равно я приду. Ты слышишь? 
Добреду, доползу... дойду! 

Ну, а если пропал мой след 
И пришел без меня рассвет, 
Я прошу: не сердись, не надо! 
Знай, что просто меня уже нет...
Баллада о ненависти и любви
Метель ревет, как седой исполин, 
Вторые сутки не утихая, 
Ревет, как пятьсот самолетных турбин, 
И нет ей, проклятой, конца и края! 

Пляшет огромным белым костром, 
Глушит моторы и гасит фары. 
В замяти снежной аэродром, 
Служебные здания и ангары. 

В прокуренной комнате тусклый свет, 
Вторые сутки не спит радист, 
Он ловит, он слушает треск и свист, 
Все ждут напряженно: жив или нет? 

Радист кивает: - Пока еще да, 
Но боль ему не дает распрямиться. 
А он еще шутит: мол, вот беда - 
Левая плоскость моя никуда! 
Скорее всего, перелом ключицы... 

Где-то буран, ни огня, ни звезды 
Над местом аварии самолета. 
Лишь снег заметает обломков следы 
Да замерзающего пилота. 

Ищут тракторы день и ночь, 
Да только впустую. До слез обидно. 
Разве найти тут, разве помочь - 
Руки в полуметре от фар не видно? 

А он понимает, а он и не ждет, 
Лежа в ложбинке, что станет гробом. 
Трактор, если даже придет, 
То все равно в двух шагах пройдет 
И не заметит его под сугробом. 

Сейчас любая зазря операция. 
И все-таки жизнь покуда слышна. 
Слышна, ведь его портативная рация 
Чудом каким-то, но спасена. 

Встать бы, но боль обжигает бок, 
Теплой крови полон сапог, 
Она, остывая, смерзается в лед. 
Снег набивается в нос и рот. 

Что перебито? Понять нельзя. 
Но только не двинуться, не шагнуть! 
Вот и окончен, видать, твой путь! 
А где-то сынишка, жена, друзья... 

Где-то комната, свет, тепло... 
Не надо об этом! В глазах темнеет... 
Снегом, наверно, на метр замело, 
Тело сонливо деревенеет... 

А в шлемофоне звучат слова: 
- Алло! Ты слышишь? Держись, дружище! - 
Тупо кружится голова... 
- Алло! Мужайся! Тебя разыщут!.. 

Мужайся? Да что он, пацан или трус?! 
В каких ведь бывал переделках грозных. 
- Спасибо... Вас понял... Пока держусь! - 
А про себя добавляет: "Боюсь, 
Что будет все, кажется, слишком поздно..." 

Совсем чугунная голова. 
Кончаются в рации батареи. 
Их хватит еще на час или два. 
Как бревна руки... спина немеет... 

- Алло! - это, кажется, генерал. 
- Держитесь, родной, вас найдут, откопают... - 
Странно: слова звенят, как кристалл, 
Бьются, стучат, как в броню металл, 
А в мозг остывший почти не влетают... 

Чтоб стать вдруг счастливейшим на земле, 
Как мало, наверное, необходимо: 
Замерзнув вконец, оказаться в тепле, 
Где доброе слово да чай на столе, 
Спирта глоток да затяжка дыма... 

Опять в шлемофоне шуршит тишина. 
Потом сквозь метельное завыванье: 
- Алло! Здесь в рубке твоя жена! 
Сейчас ты услышишь ее. Вниманье! 

С минуту гуденье тугой волны, 
Какие-то шорохи, трески, писки, 
И вдруг далекий голос жены, 
До боли знакомый, до жути близкий! 

- Не знаю, что делать и что сказать. 
Милый, ты сам ведь отлично знаешь, 
Что, если даже совсем замерзаешь, 
Надо выдержать, устоять! 

Хорошая, светлая, дорогая! 
Ну как объяснить ей в конце концов, 
Что он не нарочно же здесь погибает, 
Что боль даже слабо вздохнуть мешает 
И правде надо смотреть в лицо. 

- Послушай! Синоптики дали ответ; 
Буран окончится через сутки. 
Продержишься? Да? 
- К сожаленью, нет... 
- Как нет? Да ты не в своем рассудке! 

Увы, все глуше звучат слова. 
Развязка, вот она, - как ни тяжко, 
Живет еще только одна голова, 
А тело - остывшая деревяшка. 

А голос кричит: - Ты слышишь, ты слышишь?! 
Держись! Часов через пять рассвет. 
Ведь ты же живешь еще! Ты же дышишь?! 
Ну есть ли хоть шанс? 
- К сожалению, нет... 

Ни звука. Молчанье. Наверно, плачет. 
Как трудно последний привет послать! 
И вдруг: - Раз так, я должна сказать! - 
Голос резкий, нельзя узнать. 
Странно. Что это может значить? 

- Поверь, мне горько тебе говорить. 
Еще вчера я б от страха скрыла. 
Но раз ты сказал, что тебе не дожить, 
То лучше, чтоб после себя не корить, 
Сказать тебе коротко все, что было. 

Знай же, что я дрянная жена 
И стою любого худого слова. 
Я вот уже год как тебе неверна 
И вот уже год как люблю другого! 

О, как я страдала, встречая пламя 
Твоих горячих восточных глаз - 
Он молча слушал ее рассказ. 
Слушал, может, последний раз, 
Сухую былинку зажав зубами. 

- Вот так целый год я лгала, скрывала, 
Но это от страха, а не со зла. 
- Скажи мне имя!..- 
Она помолчала, 
Потом, как ударив, имя сказала, 
Лучшего друга его назвала! 

Затем добавила торопливо: 
- Мы улетаем на днях на юг. 
Здесь трудно нам было бы жить счастливо. 
Быть может, все это не так красиво, 
Но он не совсем уж бесчестный друг. 

Он просто не смел бы, не мог, как и я, 
Выдержать, встретясь с твоими глазами. 
За сына не бойся. Он едет с нами. 
Теперь все заново: жизнь и семья. 

Прости. Не ко времени эти слова. 
Но больше не будет иного времени. - 
Он слушает молча. Горит голова... 
И словно бы молот стучит по темени... 

- Как жаль, что тебе ничем не поможешь! 
Судьба перепутала все пути. 
Прощай! Не сердись и прости, если можешь! 
За подлость и радость мою прости! 

Полгода прошло или полчаса? 
Наверно, кончились батареи. 
Все дальше, все тише шумы... голоса... 
Лишь сердце стучит все сильней и сильнее! 

Оно грохочет и бьет в виски! 
Оно полыхает огнем и ядом. 
Оно разрывается на куски! 
Что больше в нем: ярости или тоски? 
Взвешивать поздно, да и не надо! 

Обида волной заливает кровь. 
Перед глазами сплошной туман. 
Где дружба на свете и где любовь? 
Их нету! И ветер, как эхо, вновь: 
Их нету! Все подлость и все обман! 

Ему в снегу суждено подыхать, 
Как псу, коченея под стоны вьюги, 
Чтоб два предателя там, на юге, 
Со смехом бутылку открыв на досуге, 
Могли поминки по нем справлять?! 

Они совсем затиранят мальца 
И будут усердствовать до конца, 
Чтоб вбить ему в голову имя другого 
И вырвать из памяти имя отца! 

И все-таки светлая вера дана 
Душонке трехлетнего пацана. 
Сын слушает гул самолетов и ждет. 
А он замерзает, а он не придет! 

Сердце грохочет, стучит в виски, 
Взведенное, словно курок нагана. 
От нежности, ярости и тоски 
Оно разрывается на куски. 
А все-таки рано сдаваться, рано! 

Эх, силы! Откуда вас взять, откуда? 
Но тут ведь на карту не жизнь, а честь! 
Чудо? Вы скажете, нужно чудо? 
Так пусть же! Считайте, что чудо есть! 

Надо любою ценой подняться 
И, всем существом устремясь вперед, 
Грудью от мерзлой земли оторваться, 
Как самолет, что не хочет сдаваться, 
А, сбитый, снова идет на взлет! 

Боль подступает такая, что кажется, 
Замертво рухнешь в сугроб ничком! 
И все-таки он, хрипя, поднимается. 
Чудо, как видите, совершается! 
Впрочем, о чуде потом, потом... 

Швыряет буран ледяную соль, 
Но тело горит, будто жарким летом, 
Сердце колотится в горле где-то, 
Багровая ярость да черная боль! 

Вдали сквозь дикую карусель 
Глаза мальчишки, что верно ждут, 
Они большие, во всю метель, 
Они, как компас, его ведут! 

- Не выйдет! Неправда, не пропаду! - 
Он жив. Он двигается, ползет! 
Встает, качается на ходу, 
Падает снова и вновь встает... 

II 
К полудню буран захирел и сдал. 
Упал и рассыпался вдруг на части. 
Упал будто срезанный наповал, 
Выпустив солнце из белой пасти. 

Он сдал, в предчувствии скорой весны, 
Оставив после ночной операции 
На чахлых кустах клочки седины, 
Как белые флаги капитуляции. 

Идет на бреющем вертолет, 
Ломая безмолвие тишины. 
Шестой разворот, седьмой разворот, 
Он ищет... ищет... и вот, и вот - 
Темная точка средь белизны! 

Скорее! От рева земля тряслась. 
Скорее! Ну что там: зверь? человек? 
Точка качнулась, приподнялась 
И рухнула снова в глубокий снег... 

Все ближе, все ниже... Довольно! Стоп! 
Ровно и плавно гудят машины. 
И первой без лесенки прямо в сугроб 
Метнулась женщина из кабины! 

Припала к мужу: - Ты жив, ты жив! 
Я знала... Все будет так, не иначе!.. - 
И, шею бережно обхватив, 
Что-то шептала, смеясь и плача. 

Дрожа, целовала, как в полусне, 
Замерзшие руки, лицо и губы. 
А он еле слышно, с трудом, сквозь зубы: 
- Не смей... Ты сама же сказала мне... 

- Молчи! Не надо! Все бред, все бред! 
Какой же меркой меня ты мерил? 
Как мог ты верить?! А впрочем, нет, 
Какое счастье, что ты поверил! 

Я знала, я знала характер твой! 
Все рушилось, гибло... хоть вой, хоть реви! 
И нужен был шанс, последний, любой! 
А ненависть может гореть порой 
Даже сильней любви! 

И вот говорю, а сама трясусь, 
Играю какого-то подлеца. 
И все боюсь, что сейчас сорвусь, 
Что-нибудь выкрикну, разревусь, 
Не выдержав до конца! 

Прости же за горечь, любимый мой! 
Всю жизнь за один, за один твой взгляд, 
Да я, как дура, пойду за тобой 
Хоть к черту! Хоть в пекло! Хоть в самый ад! 

И были такими глаза ее, 
Глаза, что любили и тосковали, 
Таким они светом сейчас сияли, 
Что он посмотрел в них и понял все! 

И, полузамерзший, полуживой, 
Он стал вдруг счастливейшим на планете. 
Ненависть, как ни сильна порой, 
Не самая сильная вещь на свете!
Как много надо женщине!
Как много надо женщине!
Как мало….
Чтобы к груди прижали иногда,
Сказали: -дорогая, ты устала
И по щеке погладили слегка.

Как мало надо женщине!
Как много….
Вложить цветок в записку с парой строк,
Чтоб провожая в дальнюю дорогу,
Ты долго руки отпустить не мог.

Как много надо женщине!
Как мало….
В глазах влюбленных ты мудрец, герой!
И возведет тебя до пьедестала.
Гордиться будет искренне тобой!

Как мало надо женщине!
Как много…
Наивная, беспечна, так проста.
И верит иногда тебе, как богу,
А на тебе и не было креста.

Как много надо женщине!
Как мало…
Чтобы лучился счастьем ее взгляд.
И что тебе нужна, она бы знала.
Она простит, пусть даже виноват…

Как мало надо женщине!
Как много…
И будет ждать, и верить, и в ночи
Ее окно горит и ждет в тревоге,
А ты забыл, твой телефон молчит...

Как много надо женщине!
Как мало…
Оковы носит иногда случайных слов.
Доверчивая, нежная, святая,
Имеющая право на любовь.
«Ах, как все относительно в этом мире!»
Ах, как все относительно в мире этом!
Вот студент огорченно глядит в окно,
На душе у студента темным-темно:
"Запорол" на экзаменах два предмета...

Ну а кто-то сказал бы ему сейчас:
- Эх, чудила, вот мне бы твои печали?
Я "хвосты" ликвидировал сотни раз,
Вот столкнись ты с предательством милых глаз -
Ты б от двоек сегодня вздыхал едва ли!

Только третий какой-нибудь человек
Улыбнулся бы: - Молодость... Люди, люди!..
Мне бы ваши печали! Любовь навек...
Все проходит на свете. Растает снег,
И весна на душе еще снова будет!

Ну а если все радости за спиной,
Если возраст подует тоскливой стужей
И сидишь ты беспомощный и седой -
Ничего-то уже не бывает хуже!

А в палате больной, посмотрев вокруг,
Усмехнулся бы горестно: - Ну сказали!
Возраст, возраст... Простите, мой милый друг.
Мне бы все ваши тяготы и печали!

Вот стоять, опираясь на костыли,
Иль валяться годами (уж вы поверьте),
От веселья и радостей всех вдали,
Это хуже, наверное, даже смерти!

Только те, кого в мире уж больше нет,
Если б дали им слово сейчас, сказали:
- От каких вы там стонете ваших бед?
Вы же дышите, видите белый свет,
Нам бы все ваши горести и печали!

Есть один только вечный пустой предел...
Вы ж привыкли и попросту позабыли,
Что, какой ни достался бы вам удел,
Если каждый ценил бы все то, что имел,
Как бы вы превосходно на свете жили!
«Я безнадёжно счастливая...»
Я старомодна... Мне нравятся платья до пяток,
Честь и застенчивость, и медицина без взяток...
Добрые песни, подарки своими руками...
Чувства навек и, конечно, венчание в храме...

Я старомодна, и роль бизнес-вумен мне чужда.
Я выбираю не выгоду... Верную дружбу.
Я не умею судить по объёму валюты...
Небу всегда благодарна за дни и минуты.

Я старомодна, читаю молитвы ночами...
В них я здоровья прошу всем детишкам и маме.
Я не хожу в рестораны и клубы крутые...
Я наблюдаю, как светятся звёзды ночные...

Я старомодна, мне нравятся в поле ромашки...
Верю в любовь, от которой по телу мурашки.
Знаю, что сильный мужчина – не «лживое мачо»...
Слёзы в глазах от эмоций стыдливо не прячу...

Я старомодна... Во мне не найти силикона...
Верить, любить и прощать – выше новых законов...
Мода диктует... Но я от диктовок свободна.
Я безнадёжно счастливая... Я старомодна...
«Желаю всем добра и мыслей светлых!»
Желаю всем добра и мыслей светлых ...
Пускай обиды прошлые уйдут...
От них вы избавляйтесь незаметно...
Простить и отпустить – нелёгкий труд...

Но каждым утром рано на рассвете
Попробуйте кого-нибудь простить...
За то, что солнце в небе ярко светит,
Начните жизнь свою благодарить...

Она ведь посылает вам уроки,
Чтоб стали вы отзывчивей, мудрей...
А слышит лишь обидные упрёки,
То денег нет, то верных нет друзей...

Вы жизнь свою за всё благодарите...
За то, что вы не знаете войны,
За то, что у компьютера сидите...
За то, что вы кому-нибудь нужны...

За то, что есть у вас семья и дети,
А если нет, просите у неё!!!
Она ведь не глуха и вам ответит,
Прощая вас за прежнее нытьё.

Хотите быть богатыми? Мечтайте!
К вам деньги будут сами приходить...
Хотите быть счастливыми? Дерзайте!
Учитесь доверять, прощать, любить.

Представьте жизнь свою без опасений,
Без страхов, без упрёков и обид...
Освободитесь от пустых сомнений,
Увидите, что к счастью путь открыт...

Оставьте ваше прошлое в покое!
Оно ушло, обратно не вернуть...
Задумайтесь сегодня над судьбою
И начертите в мыслях светлый путь...

Весь мир под одного не перестроить,
Но можно перестроить мир внутри...
И лучше доверять, чем вечно спорить
И лучше отыскать, чем не найти...

Вам жизнь даёт бесценные советы...
Того, что есть, могло бы и не быть...
Представили? За каждый лучик света
Учитесь жизнь свою благодарить...
Дорогие читатели и гости блога!
Я от души всех поздравляю с Всемирным днем поэзии! Искренне желаю добра и здоровья, творческого вдохновения – для пишущих людей, а всем любителям поэзии – новых встреч с прекрасными поэтическими строчками разных поэтов! Да здравствует поэзия и поэты, люди, которые нашу жизнь делаю чуточку светлее и добрее!
Спасибо всем, кто дочитал стихи до конца. 
Берегите друг друга! 

6 комментариев:

  1. Я тоже люблю Эдуарда Асадова и Ирину Самарину. Последние стихи Ирины, которые мне пришли на электронную почту, я опубликовала вчера в своем Волшебном фонарике. Приглашаю вас, Людмила, посмотреть!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина Михайловна, добрый вечер!
      Спасибо за приглашение, побывала у Вас в гостях, очень понравились новые стихи Ирины Самариной.
      Благодарю за комментарий. Всего самого доброго, позитивного и радостно-поэтического!

      Удалить
  2. Здравствуйте, Людмила! С праздником! После прочтения стихотворения Э.Асадова. Хочется быть мягче и нежнее по отношению к близким.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена, добрый вечер!
      Вы правы, таково действие поэзии Асадова. Хочется быть лучше, добрее, мягче. Привлекает в его поэзии духовно-нравственное содержание, традиционные русские ценности.
      Благодарю Вас за отзыв, за внимание к блогу. Удачи Вам и всего самого доброго, светлого и поэтичного!

      Удалить
  3. Здравствуйте, Людмила Борисовна! И Вас от души поздравляю с прекрасным праздником! Спасибо за стихотворения и лирическое настроение, самое что ни на есть подходящее к этому дню!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Агния, благодарю за теплые слова, за поздравление. Я думаю, что мы, библиотекари, имеем отношение к этому празднику, ведь благодаря нам проводится большое количество мероприятий, посвященных волшебному миру поэзии.
      Удачи Вам и всего самого доброго!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...